В Литве водка льется рекой: «дети Горбачева» проиграли борьбу с пьянством

В середине ноября исполняется два года с того момента, как правящие Литвой аграрии из партии «Союз крестьян и «зелёных» объявили о начале бескомпромиссной кампании по борьбе против пьянства, алкоголизма и доступности алкоголя. В конце осени 2016 года задача протрезвить страну была названа приоритетной для депутатов парламента, которые с азартом принялись печь запретительные законы.

Пора подвести, как говорится, промежуточные итоги. Надо полагать, они не обрадуют верхушку «Союза крестьян и «зелёных». Президент гильдии пивоваров Саулюс Галадаускас на днях заявил: «нет оснований считать, что произошли кардинальные изменения в потреблении алкоголя». Председатель парламентского комитета Сейма Литвы по здравоохранению Аста Кубилене с такими словами не согласна и считает, что жесткие меры, направленные на уменьшение доступности алкоголя, себя оправдали вполне. Она допускает, что количество сильно пьющих и пьющих самый дешевый алкоголь не сократилось. Но молодежь стала заметно реже приобретать крепкий алкоголь. Это же можно сказать о мужчинах трудоспособного возраста, о женщинах и подростках, утверждает депутат. Однако цифры ей противоречат и говорят об ином. Государственная налоговая инспекция сообщила, что в 2018 году, в сравнении с 2016 годом, продажи вина сократились на 25,6%, пива — на 21,2%, крепкого алкоголя — на 9,5%. Уменьшение продаж почти на 1/10 — это не мало. Но явно недостаточно, чтобы твердо говорить о промежуточной победе в кампании.

Тем более тогда, когда у официальной статистики есть оборотная сторона. Действительно, резкое повышение акцизов на алкоголь оттолкнуло покупателей от магазинных витрин с виски, водками и коньяками. Но крепкие напитки литовцы стали ящиками закупать в Польше и Латвии. Предприимчивые дельцы быстро создали в Литве систему алкотуров. Сервис там на высоте: потенциальных покупателей возят за водкой на микроавтобусах с кондиционерами и WI-FI. Если клиент не в состоянии лично посетить польский или латвийский ТЦ, алкоголь ему доставят под заказ. Статистика утверждает, что граждане Литвы ежегодно оставляют в польских центрах розничной торговли до 0,5 млрд евро безналичными и не менее 150 тыс. евро кэшем. Третья часть этих денег — расчеты за покупки крепкого алкоголя, 0,5 литра которого стоит у поляков 3 евро против 7−8-9 евро в Литве.

В провинции (и не только!) заметно активизировались самогонщики. Домашний продукт у них можно приобрести круглосуточно. От бабушек-дедушек не отстают таксисты Вильнюса. Каунаса и других городов. Некоторые легковые автомобили по ночам больше походят на бары, чем на транспортные средства. Купить, разумеется, можно все, что душа пожелает: от обычной водки среднего качества до напитков из группы «элит». И покупатели раскошеливаются, потому что легальная торговля алкоголем разрешена по будням лишь с 10.00 до 20.00, а по выходным — только до обеда. К слову, это одна из причин сокращения торговли.

Уже упомянутый пивовар Галадаускас тоже считает, что покупать алкоголь от местных производителей стали реже и в меньших количествах, но это не значит, что литовцы стали меньше пить. Марюс Дубниковас, высокопоставленный чиновник налоговой инспекции, утверждает, что правящее парламентское большинство выбрало применительно к алкоголю не лучший вариант акцизной политики. Он так же сомневается, что ограничения по времени продажи алкоголя, по возрасту покупателей помогли решить проблему алкоголизма. Дубниковас считает, что классических алкоголиков в Литве не стало меньше.

О местных профессиональных поклонниках «зеленого змия» хотелось бы рассказать подробнее. Стяпонас Пукялис, заведующий отделением «Острых алкогольных психозов» вильнюсской психиатрической больницы, во время беседы с EADaily слов в вату не заворачивал: «Наши люди пьют семьями и даже династиями. Если сравнить ситуацию с советскими временами, положительных сигналов почти нет, общая картина изменилась мало». Алкоголик пьёт постоянно. Как говорит народ, «Любовь приходит и уходит, а выпить хочется всегда». Вспомнил врач и о романических революционных настроениях времен обретения независимости: «Медики в 1989—1991 годах надеялись, что старые советские алкоголики умрут, а новые литовские не появятся. Увы, этого не случилось. Выросли дети алкоголиков и стали такими же. Врачи наивно мечтали, а наследственность делала свою работу». Как отметил Пукялис, есть клиенты, которые бывали в отделении по 20 раз. Например, неплохая актриса театра — 24 раза. Но рекордсменом стал мужчина, который 40 раз попадал в руки врачей. Увы, всему приходит конец — покончил с собой.

По статистике, 80% самоубийств в Литве обусловлены алкоголем. Может ли быть иначе, если эксперты организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) подсчитали, что за год житель Литвы в среднем выпивает около 14 литров алкоголя? Первое место в рейтинге самых пьющих стран планеты произвело в литовском обществе эффект разорвавшейся бомбы. России, например, вопреки распространённому мнению о сильно пьющей стране, в мировом рейтинге ОЭСР отвела лишь пятое место. А в Литве алкоголизм — еще и причина бессмысленных, немотивированных жестоких преступлений. Достаточно вспомнить две трагедии в провинции. Первая, когда алкоголик без всякого повода зарезал четырёх пожилых женщин. Вторая, когда пьяные мать с отцом зимой бросили в колодец двоих малолетних детей. Зверям подобное в голову не пришло бы. Не случайно время от времени с высоких трибун звучат предложения о необходимости возвратить советский метод борьбы с алкоголиками — принудительное лечение. Эту точку зрения поддерживает, например, экс-премьер социал-демократ Альгирдас Буткявичюс. Но Гедиминас Киркилас из той же партии высказался категорически против реанимации советской методики. Президентура вроде бы тоже «за», но парламент категорически против. Мнения разделились. Между тем, по информации департамента статистики при Минфине, в 2017 году на почве алкоголя в Литве умерли 20,4 человека на каждые 100 тыс. жителей — всего более 560 алкоголиков.

Подведем итоги двух лет антиалкогольной кампании. Цены на алкоголь в Литве выросли, он стал легально менее доступен, особенно лицам, не достигшим 21 года. Продажи сократились, штрафы за вождение автомобиля в нетрезвом состоянии выросли, как и за появление на публике в пьяном виде. Но коренного перелома не произошло. Будет почти справедливо отметить, что пить в Литве меньше не стали. Скорее, наоборот. Президент гильдии пивоваров Саулюс Галадаускас, словами которого мы начали статью, считает, что в свободном мире любая борьба против алкоголизма и пьянства бесперспективна. Вот если бы Литва закрыла границы, тогда в отдельно взятой европейской стране можно было бы навести порядок! А сегодня можно поддерживать новые шаги правительства, например, запрет продажи алкогольных напитков в небольшой пластиковой таре-стаканах. Но можно не поддерживать — кардинально ситуация не изменится. Допустим, исчезнут с прилавков 100-граммовые стаканчики с водкой. Пьяницы выход найдут и станут покупать поллитровку в складчину на пятерых.

Результат кампании не изменится ни от запрета на производство и ввоз в страну продуктов питания, игрушек и других товаров, напоминающих, имитирующих алкоголь или его тару, а также от запрета продажи пива крепостью более 7,5 градусов в таре больше 0,2 л, а 7−7,5 градусов — больше 0,25 л. По данным департамента по контролю за наркотиками, табаком и алкоголем, исследования не доказали, что имитирующие алкоголь товары формируют положительное отношение детей к алкоголю и укрепляют их решимость в будущем употреблять алкоголь. А ограничения размера тары для крепкого пива послужит повышению загрязнения окружающей среды — это утверждают эксперты Минэкономики. Единственное, что реально могут новые запреты — только связать по рукам и ногам бизнес и мешать свободному перемещению товаров в Евросоюзе. Впрочем, аналогичным путем запретов при Михаиле Горбачеве шли в СССР во время аналогичной антиалкогольной кампании. Ее результат известен.

Что остается? Только методично и скрупулезно работать. Не запрещать, а просвещать, не пугать последствиями, а учить. Но это путь на десятилетия, и для правящих мало приемлем. Им, по словам Саулюса Галадаускаса, необходим быстрый эффект, чтобы не только укрепиться во власти, но и создать задел на предстоящие в 2019 году местные и президентские выборы и выборы в Европейский парламент. Что касается простого смертного, до него ли, когда речь идет о властном пироге?

Анатолий Иванов, Вильнюс

 

Источник ➝