Последние комментарии

  • Виктор Соболев16 декабря, 19:41
    Так и газ по европейским ценам покупайте или в Европе, как усраина, вот и будет независимостьЛукашенко провел совещание касательно «российского давления»
  • Геннадий Бухтояров16 декабря, 19:30
    я сибиряк ... и не причисляй к хохлам .... но подумай ...и прикинь ..... если брат ...то брат ...и войну совместно по...Лукашенко провел совещание касательно «российского давления»
  • Геннадий Бухтояров16 декабря, 19:19
    газ нефть для европы ...... это в пять раз дешевле чем даже для россиян .... по их прожиточному минимуму ..... если  ...Лукашенко провел совещание касательно «российского давления»

Сигнал к самоочищению: правосудие по-кубански вновь в фокусе ведущих СМИ

Фигура краснодарской судьи Елены Хахалевой, год назад прославившейся благодаря свадьбе дочери с участием эстрадных звезд, вновь вышла в топовую повестку российских новостей. Накануне многие федеральные СМИ опубликовали материалы по итогам пресс-конференции адвоката Алексея Салмина, который представил публике ряд доказательств того, что Хахалева стала судьей по фальшивому диплому.

Никаких особенных сенсаций в этих разоблачениях не было, потому что материалы по грузинскому диплому Елены Хахалевой находились в широком доступе и раньше. Но теперь за приданием скандалу широкой огласки хорошо просматривается аппаратная борьба в российской судебной системе. Главный приз в этой борьбе — кресло председателя Верховного суда РФ, которое на протяжении всей постсоветской истории страны занимает один и тот же человек — 75-летний Вячеслав Лебедев.

Пресс-конференция Алексея Салмина, состоявшаяся 8 октября в информагентстве «Росбалт», была далеко не первым его публичным выступлением, посвященным судейской коррупции в Краснодарском крае. Но эти предыдущие выступления даже близко не создавали такого резонанса, как сейчас. О скандале вокруг диплома Елены Хахалевой незамедлительно отписались многие известные издания, включая те, чьи представители на пресс-конференции не присутствовали. «Неизвестные эпизоды биографии кубанской „золотой судьи“ Хахалевой», — под таким заголовком вышел материал о выступлении Салмина в РИА «Новости». «У судьи Хахалевой не нашлось юридического образования. Зато есть биологическое», — пишет «Московский комсомолец». «Найдены новые доказательства того, что диплом судьи Хахалевой — фальшивка», — заголовок телеканала «Рен ТВ». Не остались в стороне и блогеры, на первый взгляд, далекие от системы правосудия. «Судьей в Краснодарском крае стала смазливая швабра, которая до того еле-еле тянула обучение в паршивой местной шараге на ветеринара», — пишет на своей странице в Facebook бывший координатор движения «Наши» Кристина Потупчик. И т.д. и т. п.

Для понимания того, почему фигура Елены Хахалевой вновь привлекла столь пристальное внимание СМИ, нужно обратиться к событиям, которые в силу своей специфики имели не такое мощное освещение в прессе. Речь идет о выделении апелляционной и кассационной инстанций в качестве нового уровня российской судебной системы.

Федеральным конституционным законом от 29 июля текущего года № 1-ФКЗ предусмотрено создание пяти апелляционных и девяти кассационных судов общей юрисдикции, которые будут выступать промежуточным звеном между судами субъектов федерации и Верховным судом РФ. Апелляционные суды общей юрисдикции будут выступать апелляционной инстанцией по жалобам и представлениям на судебные акты верховных судов субъектов федерации, принятые ими в качестве суда первой инстанции и не вступившие в законную силу. Также в их компетенции будут дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Если в качестве первой инстанции выступают мировой суд или районный суд, то апелляционная инстанция останется прежней — суд субъекта федерации. Но если дело по первой инстанции будет рассматривать суд субъекта, то апелляционную жалобу нужно будет подавать в новый апелляционный суд общей юрисдикции, а кассационную жалобу — в кассационный суд общей юрисдикции. По замыслу инициаторов, такое решение должно обеспечить более независимое рассмотрение самых резонансных дел.

В законе 1-ФКЗ есть одна примечательная статья: предельный срок по возрасту для председателя кассационного суда общей юрисдикции установлен в 76 лет вместо обычного ограничения в 70 лет для председателей региональных судов. Зачем потребовалась эта новелла, стало понятно в момент представления кандидатур председателей кассационных судов — большинство из них оказались людьми весьма почтенного возраста. Так, на пост главы Третьего кассационного суда (КС) в Санкт-Петербурге выдвинулся 68-летний председатель Московского областного суда Василий Волошин, на пост главы Пятого КС в Пятигорске — его ровесник, председатель Верховного суда Башкортостана Михаил Тарасенко, на пост председателя Седьмого КС в Челябинске — глава Челябинского облсуда 66-летний Сергей Минин, на пост Девятого КС во Владивостоке — председатель Приморского краевого суда в отставке 67-летний Александр Хижинский. Наконец, соискателем должности председателя Четвертого КС в Краснодаре стал 69-летний Александр Чернов, глава Краснодарского краевого суда, занимающий этот пост с 1993 года.

В середине сентября кандидатуры будущих председателей апелляционных и кассационных судов рассматривались на заседании Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС), которая должна была утвердить их для представления президенту. На этом заседании, в целом формальном, случился примечательный инцидент: председатель ВККС Николай Тимошин поинтересовался у Александра Чернова, чем закончилась история с поддельным дипломом Елены Хахалевой, занимающей в Краснодарском краевом суде пост председателя коллегии по административным делам. На этот вопрос Чернов ответил, что историю с дипломом инициировали некие лица, регулярно угрожающие Хахалевой, в связи с чем Чернов написал письмо председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, и проверка в отношении Хахалевой была прекращена, а ее материалы засекречены. Дальнейших вопросов к Чернову не возникло, и его кандидатура была направлена на утверждение президенту в числе прочих названных выше лиц.

Но в списке председателей апелляционных и кассационных судов, назначенных указом Владимира Путина от 24 сентября, фамилии Чернова не оказалось. Сразу после этого был объявлен новый конкурс на должность руководителя Четвертого КС. Конкурс же на пост председателя Краснодарского краевого суда был объявлен еще в июне. До недавнего времени неофициальные источники называли главным претендентом на это кресло главу Арбитражного суда Северо-Кавказского округа Алексея Шишкина, но именно он несколько дней назад и был рекомендован на внеочередном заседании ВККС на должность председателя Четвертого КС. Это означает, что вопрос о новом председателе Краснодарского краевого суда по-прежнему открыт. Среди возможных соискателей этой должности некогда называлось и имя Елены Хахалевой, но теперь ее шансы практически равны нулю. Тем более, в начале сентября постановлением Пленума Верховного суда она была выведена из состава Президиума Краснодарского краевого суда, в который входила с 2015 года.

Оценку подлинности диплома Елены Хахалевой еще должны дать правоохранительные органы (если таковая процедура вообще будет запущена), но уже совершенно ясно, что Краснодарский край остается крайне проблемным звеном в системе российского правосудия. Если скандал со свадьбой судейской дочери более или менее удалось замять, то история с дипломом оказалась куда более долгоиграющей. Купировать ее на уровне региона не удалось, хотя еще год назад Совет судей Краснодарского края официально заявил, что грузинский диплом подлинный. По представленной им версии, Хахалева в 1985 году поступила в Абхазский государственный университет, затем продолжила учебу в Сухумском филиале Тбилисского государственного университета и окончила его в 1991 году, получив диплом юриста. Однако Алексей Салмин утверждает, что побывал в Абхазии, обратился в местный госархив и никаких следов Хахалевой в приказах по Абхазскому университету не обнаружил — ранее же утверждалось, что все имеющие к этому отношение документы исчезли во время войны 1991−1992 годов. Судя по тому, что вопрос о дипломе Хахалевой был задан Александру Чернову на заседании ВККС, а затем Чернова не утвердил в новой должности президент, аргументация краевого Совета судей не устроила не только Салмина.

Вряд ли стоит рассматривать этот сюжет исключительно в контексте Краснодарского края с его славными коррупционными традициями. В конечном счете, эта история — свидетельство крайне закрытого характера российской судебной системы. До недавнего времени о существовании судьи Хахалевой знали разве что профессиональные юристы и люди, чьи дела она рассматривала, хотя статус судьи Хахалева имеет с 2000 года. Интерес к ее биографии возник на волне вышедших на поверхность земельных конфликтов в Краснодарском крае после отставки его губернатора Александра Ткачева в 2015 году. Выстроенная им система во многом была основана на том, что для Ткачева негласно существовали более значительные рамки попустительства со стороны федерального центра, чем для других губернаторов, учитывая заслуги при строительстве олимпийской инфраструктуры в Сочи. Но как только из системы был вынут краеугольный камень, она если и не пошла вразнос, то сразу же обнаружила ряд уязвимых мест. Но это, опять-таки, не отменяет вопрос о том, насколько уникальна ситуация в судах именно Краснодарского края.

Вопрос этот нужно адресовать прежде всего главному долгожителю российского политического Олимпа Вячеславу Лебедеву. Председателем Верховного суда РСФСР он стал еще в 1989 году, а затем трижды переназначался на пост председателя Верховного суда РФ. Последний раз это произошло в июне 2012 года. Очередной срок полномочий Лебедева истекает 21 мая 2020 года, хотя в преддверии президентских выборов много обсуждался сценарий его почетной отставки с перемещением в Верховный суд премьер-министра Дмитрия Медведева. Однако статус-кво был сохранен: и Лебедев, и Медведев вступили в новый президентский цикл при прежних должностях.

Теоретически Вячеслав Лебедев может находиться на своем посту сколь угодно долго. За несколько дней до его очередного переизбрания Госдума приняла президентских законопроектов, отменивших для главы Верховного суда возрастной ценз, который ранее составлял 70 лет (этого возраста Лебедев достиг в 2013 году). Ранее такое же ограничение было снято для председателя Конституционного суда — эту должность с конца 1991 года бессменно занимает ровесник Лебедева Валерий Зорькин, в январе переизбранный на очередной шестилетний срок. Поэтому в повышении возрастного ценза для глав кассационных судов несложно разглядеть стремление Вячеслава Лебедева продлить срок службы созданной им системы на как можно более долгий срок, тем более что новые назначения получили люди, проработавшие в этой системе не одно десятилетие и многим обязанные лично Лебедеву.

Но при этом система демонстрирует и определенную эволюцию. В январе, выступая на Совете судей, посвященном 95-летию со дня основания Верховного суда России, Вячеслав Лебедев сообщил, что обсуждается идея ограничить количество сроков полномочий председателей региональных судов. Есть и ряд попыток самоочищения судейского корпуса. В том же Краснодарском крае с формулировкой «за дискредитацию судебной системы» недавно был уволен судья краевого арбитражного суда Алексей Шевченко, который ругался матом в ходе судебного заседания — видеозапись этого инцидента мгновенно попала в интернет, и не отреагировать было невозможно. В Еврейской автономной области в мае были досрочно прекращены полномочия одного из судей, который регулярно спал на заседаниях. Судья Новочеркасского городского суда Владимир Дорофеев несколько месяцев назад лишился мантии после того, как выяснилось, что в момент написания приговора он отдыхал на море.

Аналогичных примеров достаточно, но случай Елены Хахалевой, конечно, стоит особняком, и от того, какие решения будут по нему приняты, возможно, вообще зависит дальнейшее развитие всей судебной системы страны (одна важная деталь: по некоторым подсчетам, за все время работы судьей Хахалева вынесла около шести тысяч решений). На данный момент нет сомнений, что ситуация находится на контроле на самом верху. Об этом недавно сообщил в своем видеоблоге главный недруг Хахалевой в краснодарском правосудии — бывший сочинский судья Дмитрий Новиков. По его словам, в начале сентября все материалы, связанные с дипломным скандалом, были переданы им в центральную приемную ФСБ в Москве и, как утверждает Новиков, ссылаясь на свои высокопоставленные источники, оказались на столе у директора службы Александра Бортникова. По утвердительной модальности материалов ведущих СМИ, незамедлительно отписавшихся о пресс-конференции адвоката Салмина, можно сделать вывод, что эти материалы не были отправлены в долгий ящик.

Олег Поляков

 

Источник ➝