Последние комментарии

  • Николай Тимофеев15 декабря, 17:09
    Читать то умеете или так себе, если захотите уйти за год снимается 10 процентов стоимости если 5 лет отработали полов...Эксперты: Поведение Белоруссии трудно назвать союзническим
  • Алексей15 декабря, 17:05
    А мы  тактику придурковатого выродка из США вместе с послом уничтожим.Экс-посол США: Цель санкций — лишить Россию военной мощи
  • Владимир Штейнберг15 декабря, 17:02
    он очень сильно давался головой об стену, были бы мозги - сотрясение мозга не  избежать!!!!Anonymous: Британцы планировали заминировать Севастополь

Биби опять совершил невозможное: Израиль в фокусе

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Переворот не удался, торговля продолжается».

Биби (Нетанияху. Ред.) опять совершил невозможное и не дал себя свалить. Пока рано говорить об окончательном преодолении правительственного кризиса, но то, что «Еврейский дом» остался в коалиции — огромная победа Нетанияху.

Заявляя о своей поддержке премьера, Беннет подчеркнул, что делает это ради безопасности и победы Израиля. И хотя вопрос о досрочных выборах уже не стоит так остро, речь главы «Еврейского дома» с перечислением заслуг партии и ее требований к главе правительства больше напоминала предвыборное выступление.

Остается гадать, что заставило Беннета отказаться от своих планов развала коалиции, которые он озвучивал совсем недавно, и «дать шанс правительству». Поведал ли ему Биби некую тайную информацию об угрозе безопасности, на которую прозрачно намекал в своих последних выступлениях? Эксперты предполагают, что на Беннета надавили преданные премьеру раввины национально-религиозного лагеря. Не исключено также, что он счел унизительным выходить из правительства по стопам Либермана или же действовал по принципу: «Если Либерман против Биби, то я — за». Зато теперь у Беннета есть повод упрекать своего соперника в том, что личные политические интересы он ставит выше блага государства.

Последствия раскола не заставили себя ждать. Уже 19 ноября Кнессет показательно провалил представленную Ликудом поправку к закону о Земельном управлении. То была явная демонстрация силы, и координатор оппозиционных фракций Йоэль Хасоном из «Сионистского лагеря» заявил, что это только начало. Что касается Либермана, то он не исключает голосования за законопроекты коалиции, если ее депутаты, в свою очередь, поддержат закон о смертной казни и запрет на условно-досрочное освобождение для террористов. Судьба законодательных инициатив теперь более, чем когда-либо, зависит не от их важности и пользы, а от взаимных уступок и одолжений политических лагерей. Ну что ж, переворот не удался, зато торговля продолжается.

Между тем, в заявлении Нетанияху, сделанном накануне, тоже звучали явные предвыборные нотки. Чего стоит упоминание опасности, гораздо более серьезной, чем ХАМАС, перед лицом которой нужно сплотиться, а не ослаблять страну выборами. Можно догадаться, что речь идет о ситуации на севере и угрозе, исходящей от Хизбаллы, Ирана и недобитого ИГИЛ. Но действительно ли положение так драматично? Или это всего лишь политический ход для воздействия на министров и простых граждан? Если угроза так серьезна, то почему мы услышали о ней лишь в разгар политического кризиса? А главное — неужели о ней не знал министр обороны? А если знал, то как мог оставить свой пост в такой трудный момент… Или этого момента нет?.. Засекреченные данные широкой публике недоступны, люди могут только верить или не верить политикам, полагаться или не полагаться на них слова. А верить и полагаться становится все труднее.

Отставка Либермана, продиктованная несогласием с прекращением огня в Газе, подается как высокая принципиальность, но так ли все обстоит на самом деле? Возможно, министр обороны просто решил воспользоваться возмущением народа, несогласного с прекращением огня против ХАМАСа. Расчет, на первый взгляд, оказался верен: популярность Либермана выросла, а Нетанияху — упала. Восстановить ее премьер смог только одним способом: продемонстрировать, что он еще более непримиримый борец с террором, чем те, кто упрекает его в решительности. Несколько намеков на секретную информацию ШАБАКа и Мосада — и вот уже Биби единственный, кто твердо стоит на страже интересов государства, а его оппоненты позорно уходят от ответственности и занимаются популизмом.

Мы помним, что совсем недавно Нетанияху сам подталкивал страну к досрочным выборам. Почему же сейчас он выступил против них? Не потому ли, что оказался в невыгодном для себя положении: после однодневной войны его рейтинг резко упал, а популярность его оппонентов, напротив, выросла? Ведь «один из наиболее сложных периодов в сфере безопасности» начался не вчера и не сегодня…

Лидер партии «Кулану» Кахлон повел себя по принципу «да и нет не говорите». Он не заявил прямо о своем выходе из правительства, но и не обещал остаться. Кахлон только посетовал, что коалиция с минимальным большинством неработоспособна, и, видимо, приготовился ждать решительных действий «Еврейского дома». Ходят слухи, что министр финансов был бы не против досрочных выборов, поскольку его ведомство испытывает серьезные проблемы с бюджетным дефицитом. Просто Кахлону как представителю политического центра негоже было бежать впереди правого паровоза — Беннета. Однако тот не оправдал ожиданий, а напротив, выступил спасителем правительства.

Не осталась в стороне от кризиса и оппозиция. Ципи Ливни потребовала забрать власть у людей, «смешивающих политику и безопасность страны».

Запрос на силовые гарантии безопасности фактически уже сформирован в обществе; об этом свидетельствуют и постоянные совещания Нетанияху с генералами, и прогнозируемый будущий успех еще не созданного списка бывшего начальника Генштаба Бени Ганца. Поскольку в будущем году нам так или иначе предстоит предвыборная кампания, можно ожидать, что ее главной повесткой станет спекуляция на внешней угрозе — тема для нашего государства практически беспроигрышная.

В руководящих кругах сегодня повторяется как мантра: недопустимо приносить безопасность в жертву политике. Об этом почти одинаковыми словами твердят все — от премьера до бывшего министра обороны Моше Яалона, нацеленного на новую карьеру в Кнессете. Но не странно ли, что столь очевидные (особенно для Израиля) вещи провозглашаются с высокой трибуны — как будто политики публично призывают друг друга не красть в гостях серебряные ложечки? Ведь чем громче звучат эти разговоры, тем меньше веры тем, кто их ведет, и тем сильнее народ убеждается, что руководители страны приносят и безопасность, и политику в жертву своим интересам и амбициям. (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского востоковеда Мордехая Кейдара, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Стражи Залива»

Рост иранской угрозы наряду с маргинализацией темы палестинских арабов превратили Израиль из региональной проблемы в важную составляющую решения.

В течение последних недель сразу несколько высокопоставленных израильтян посетили страны Арабского залива (арабы ужасно злятся, когда кто-то называет «их» залив — «Персидским», сделаем же им теперь это маленькое одолжение): глава правительства, пара министров — Мири Регев и Исраэль Кац, а ещё — глава Моссада и целая спортивная делегация.

Израильский флаг был поднят на соревнованиях по дзюдо в Абу-Даби, а израильский гимн сыгран там даже дважды. На глаза министра культуры Регев, подпевающей слова гимна о «страждущей душе еврея» и о желании «быть свободным народом в своей земле» от волнения навернулись слёзы.

Вдобавок, высокая гостья посетила одну из самых больших мечетей мира знаменитую мечеть шейха Зайда. И надо же, небо не рухнуло на землю. Выяснилось, что арабы вполне могут пережить как исполнение израильского гимна, так и израильского министра да ещё, к тому же женщину на территории своей мечети. И всё это случилось за один только месяц.

Немедленно возникающий очевидный вопрос состоит в том, оказались ли мы свидетелями чего-то принципиально нового, фундаментального изменения, стратегического сдвига, или же наблюдали как достоянием гласности стали уже давно идущие, но скрытые до сих пор от посторонних глаз закулисные процессы. Заметим также, что на фоне израильских посещений стран Залива, ни одного публичного визита из этих государства в Израиль пока не произошло. Учитывая это, попробуем оценить октябрьские события со всей возможной осторожностью.

Взаимные визиты

Что касается Султаната Оман, следует помнить, что в прошлом израильские премьер-министры уже посещали его. Ицхак Рабин был там в 1994 году. На следующий год министр иностранных дел Омана посетил Израиль. А ещё год спустя визит в Оман совершил премьер-министр Шимон Перес. Однако с началом арабского террора, развязанного Арафатом в 2000 году, отношения были разорваны, после чего контакты продолжались в основном втайне, вдали от чужих глаз.

В 2008 году министр иностранных дел Ципи Ливни встретилась со своим коллегой из Омана. С тех пор никаких публичных встреч между высокопоставленными должностными лицами больше не было. Правда в 2016 году важная делегация из Омана приняла участие в похоронах Шимона Переса, а ещё незадолго до того, министр иностранных дел этого государства посетил мечеть Аль-Акса в Иерусалиме.

Вместе с тем, надо понимать, что, несмотря на занимаемое им важное геостратегическое положение на берегу Ормузского пролива, через который добываемая в Заливе нефть, экспортируется как арабскими странами, так и Ираном, султанат Оман не играет важной роли в политике арабских стран. Поэтому отношения между Оманом и Израилем не привлекают особого внимания ни в регионе, ни в мире в целом. Мне даже кажется, что большинство израильтян и вовсе не знают, где находится эта страна.

В свою очередь, ОАЭ также не чужды израильтянам. В 2008, 2010 и 2013 годах израильские спортсмены участвовали в проводимых там международных соревнованиях. А в 2010 году министр национальной инфраструктуры Узи Ландау принял участие в международной конференции по возобновляемым источникам энергии в Абу-Даби.

В 2015 году в столице эмиратов Абу-Даби открылось официальная израильская миссия по вопросам энергетики. Правда, с точки зрения эмиратов, дипломатическим израильским представительством она не является, считаясь отделением базирующегося там Международного энергетического агентства.

В 2016 году в рамках международной конференции по энергетике Абу-Даби посетил министр энергетики Израиля Юваль Штайниц, а в 2017 году в Греции лётчики израильских ВВС приняли участие в военных манёврах вместе с пилотами из ОАЭ, Италии и Греции.

За кулисами

В Катаре с 1996 года тоже располагалось официальное израильское экономическое представительство. Побывавший там тогда премьер-министр Шимон Перес даже обсуждал с властями этой страны возможность наладить поставки газа Израилю. Однако в 2009 году после операции «Литой свинец» в Газе оно было закрыто. В 2011 и 2013 годах израильские спортсмены участвовали в проходящих в Катаре международных спортивных мероприятиях, но без израильского флага.

А вот Саудовская Аравия никогда открыто и публично не принимала израильтян, хотя за кулисами существует немало связей между королевством и Израилем. Так, например, с ведома и благословения израильских премьер-министров, известный израильский уролог на протяжении многих лет занимался лечением королевской семьи.

Лёд в отношениях между Израилем и Саудовской Аравией начал таять в 2015 году, вслед за тем, как западные державы, подписав ядерное соглашение с Ираном, вызвали в Саудовской Аравии страшную тревогу, куда большую, чем у израильтян. Хотя лидеры королевства и не афишировали её слишком, вполне в соответствии с бедуинской традицией, ожидающей от мужчины сдержанности в проявлении эмоций и чувств.

В 2016 году на международной конференции в Германии министр обороны Моше Яалон был замечен пожимающим руку влиятельному саудовскому принцу Турки аль-Фейсалу, в прошлом главе саудовского разведывательного агентства. В том же году Анвар Ашаки, отставной генерал саудовской армии, побывал в Израиле во главе деловой и научной делегации, за что подвергся яростной критике со стороны Палестинской национальной администрации в Рамалле.

Интересы и страхи

Таким образом, можно сказать, что отношения между Израилем и государствами Залива дважды переживали расцвет: в 1990-е годы и нынче. У Израиля нет общих границ, а значит и территориальных споров с этими странами, однако они избегали форсирования контактов с Еврейским государством, исходя из соображений лояльности к интересам палестинских арабов. Развитие отношений в 1990-х годах, таким образом, являлось следствием соглашений в Осло, и казавшимся тогда реальным прогрессом в решении проблемы палестинских арабов.

Когда же переговоры между Израилем и ООП застопорились, а к концу 2000 года и вовсе переросли в так называемую «вторую интифаду», приведшую к гибели множества людей с обеих сторон, отношение к любым контактам с Израилем стало в арабской среде отрицательным. В результате связи между Израилем и странами Залива оказались разорванными.

Ситуация стала меняться в 2007 году, когда контроль над сектором Газы захватил ХАМАС — филиал международного движения «Братьев-мусульман» ненависть к которому со стороны лидеров Саудовской Аравии и ОАЭ из-за разногласий по поводу роли ислама в обществе и государстве, трудно даже описать.

Ещё теснее стали позиции Израиля и этих стран в 2015 году, когда было подписано ядерное соглашение с Ираном. Другими словами, расцвет отношений, начавшийся в прошлом году, стал результатом бешеного страха саудовской королевской семьи и лидеров ОАЭ перед иранской угрозой и осознанием их неспособности противостоять иранскому давлению, а уж тем более потенциальной военной агрессии со стороны этого государства.

Иначе говоря, в то время как отношения стран Залива с Еврейским государством в 1990-х годах были основаны на интересах, отступивших в сторону под давлением инициированной в 2000 году Арафатом «интифады», нынешние контакты стали результатом экзистенциальных страхов за собственное будущее, с которыми «палестинской проблеме» конкурировать очень сложно.

Помимо этого, государства Залива, как, впрочем, и многие другие страны, не видят конца расколу между ХАМАСом и ООП, а значит, осознают, что и конфликту Израиля с палестинскими арабами, тормозящему всякий прогресс в их отношениях с Израилем, конца тоже нет. Поэтому, решив обойти «палестинскую проблему», они предпочитают теперь развивать свои контакты с Израилем, независимо от успешности переговоров, как между Израилем и палестинскими арабами, так и между ХАМАСом и ООП.

Большая игра

На взгляд из Залива, «проблема» палестинских арабов кажется куда как менее важной, нежели проблема иранская, а потому лидеры арабских стран этого региона пришли к осознанию того, что ради собственного выживания следует просто игнорировать «палестинскую проблему» и продвигать контакты с Израилем.

Только Израиль способен предоставить им оборонные системы вроде «Железного купола», поделиться информацией о намерениях и планах их заклятого врага, а возможно, даже принять участие в поддерживаемой американцами коалиции, способной противостоять иранскому альянсу, объединившему нынче: Ирак, Сирию, Ливан, «Хизбаллу», Турцию, ХАМАС и Россию.

Когда начинается большая геостратегическая игра между «китами», крошечная проблема, вроде амбиций и стремлений палестинских арабов, попросту сметается в сторону с сукна политического стола. Палестинским арабам вновь придётся сполна заплатить за собственное упрямство и нежелание идти на компромиссы с Израилем в отношении мирного соглашения.

К этому стоит добавить и то, что в странах Залива отнюдь не забыли об активной поддержке палестинскими арабами Саддама Хусейна, когда в августе 1990 года его войска вторглись в Кувейт и захватили эту страну. На Ближнем Востоке люди ничего не забывают и никогда не прощают. Недаром арабская пословица говорит о бедуине, отомстившем по закону кровной мести за отца через сорок лет и сказавшем: «Что-то поторопился я».

Одним словом, нынешнее развитие отношений между Израилем и странами Залива стало результатом эскалации иранской угрозы и маргинализации «палестинских интересов». В нынешнем раскладе Израиль перестал быть проблемой в глазах «Стражей Залива», становясь напротив, ключевой составляющей желанного решения. (http://mida.org.il)

 

Источник ➝