Последние комментарии

  • ЭФР Белый18 февраля, 19:32
    Что это "голубое войско"надо было с цветами встречать? Жаль что их"милосердно" на осиновые колья не насаживали!Клевета испанских СМИ: красноармейцы «беспощадно расстреливали» фашистов
  • Сергей18 февраля, 19:10
    Ну что ж, если ПРАВИТЕЛЬСТВО в его лице так считает, так тому и быть...Казахский министр: В эмиграции неказахов из Казахстана нет трагедии
  • Анатолий Сергеевич18 февраля, 19:04
    созданы войсковые подразделения военной полиции — это взвода военной полиции, которые станут действенным рычагом кома...В России меняют подчинение военной полиции: децентрализации управления

Сухум: Грузия пытается стереть память об агрессии против Абхазии

Тбилиси в настоящее время прилагает усилия, чтобы внедрить в сознание представителей международного сообщества тезис о том, что между Грузией и Абхазией не существует противоречий, что конфликт носит грузино-российский характер. Об этом заявил глава МИД Абхазии Даур Кове, характеризуя отношения с Грузией на данном этапе.

«На данном этапе грузинская сторона не хочет вспоминать о событиях 1992−1993 годов (Отечественная война народа Абхазии — EADaily) и прилагает неимоверные усилия для того, чтобы внедрить в сознании представителей международного сообщества тезис о том, что не существует противоречий между Грузией и Абхазией, а конфликт носит исключительно грузино-российский характер», -сказал министр.

Касаясь вопроса актуальности Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье, Кове отметил, что в обществе, как абхазском, так и грузинском, экспертных кругах, задаются вопросом о целесообразности формата Женевских дискуссий.

«Я свою позицию озвучивал и по-прежнему ее придерживаюсь: формат Женевских дискуссий важен для нашей страны. Это единственный формат, в рамках которого у нас сегодня есть возможность вести диалог», — заявил Кове в интервью «Нужной газете».

В дискуссиях участвуют в качестве сопредседателей — ООН, ЕС и ОБСЕ, стороны — Абхазия, Южная Осетия, Грузия и посредники — Российская Федерация и США. Основным вопросом Женевских дискуссий является подписание Соглашения о неприменении силы.

«Где здесь камень преткновения? Грузинская сторона постоянно говорит о том, что подписывать Соглашение о неприменение силы она готова только с Российской Федерацией. Но это в корне неверный подход к существующей проблематике, потому как нельзя закрывать глаза на ту историю, которая была. Война была в 1992—1993 гг. между Абхазией и Грузией, была и война между Грузией и Южной Осетией. Вспомним события августа 2008 года в Южной Осетии. Как бы кто ни старался представлять их как войну между Грузией и Россией, все прекрасно знают, кто начал эту войну… Это очевидные факты, которые невозможно не признавать», — подчеркнул глава МИД.

Прошло 10 лет с момента начала Женевских дискуссий, но соглашение о неприменении силы так и не подписано.

«Надо понимать, что переговорный процесс — это сложная, кропотливая работа, которая может длиться десятилетиями. Главное, что переговоры ведутся, а любые переговоры лучше, чем открытый конфликт. Обратите внимание, что ситуация в двух приграничных районах Абхазии и Грузии — Галском и Зугдидском — достаточно стабильная. Сегодня уже нет того, что было в Галском районе лет 10 лет назад», — сказал Кове.

Он обратил внимание на то, что Женевские дискуссии в большей степени нацелен на решение вопросов, связанных с последствиями конфликта 2008 года. По мнению Кове, если стороны заинтересованы в том, чтобы преодолеть существующие между нашими странами проблемы, то, необходимо также решать вопросы, связанные с последствиями грузино-абхазской войны 1992−1993 годов.

«Естественно, иногда задают вопрос, а что обсуждать с грузинской стороной? Я могу сказать, что мы не будем обсуждать с грузинской стороной — это вопрос, связанный со статусом нашей республики. Наш статус определен и закреплен результатами референдума, мы идем по пути построения независимого суверенного государства. Этот вопрос не является предметом дискуссий. Мы готовы обсуждать другие вопросы. Хотим мы этого или нет, мы граничим друг с другом и то, как мы будем жить — в добрососедстве или у нас будет постоянно тлеющий конфликт — является предметом диалога. Мы должны выстроить абсолютно равные, цивилизованные отношения, отношения между двумя соседними государствами», — заявил глава МИД.

Кове отметил, что в Грузии все взоры сейчас обращены на предстоящие парламентские выборы 2020 года. По его словам, во многом они становятся определяющими, в том числе и во внешнеполитической повестке и непосредственно в возможности решения той ситуации, которая сегодня сложилась между Абхазией и Грузией. И властные структуры, сказал министр, не готовы делать какие-то шаги, опасаясь критики со стороны оппозиции и, соответственно, оппозиционные силы не упустят момента, чтобы раскритиковать действующую власть в том или ином вопросе.

Говоря о том, изменилось ли отношение жителей Грузии в последние годы к Абхазии, Кове предположил, что «если подойти к этому вопросу с точки зрения смены поколений какой-то пересмотр позиций в отношении Абхазии, тех процессов, которые были, существует».

«Я не могу утверждать в какую сторону, в лучшую или в худшую. В Грузии, например, существует закон „Об оккупированных территориях“. Можно ознакомиться с рядом публикаций грузинских экспертов и политологов, рассуждающих на эту тему. Мы видим, что в самом грузинском обществе крайне негативно относятся к этому закону, потому что он носит крайне дискриминационный характер и в грузинском обществе это понимают. Более того, есть решения ряда европейских структур, в частности Венецианской комиссии, в которой делаются выводы, что этот закон — дискриминационный и ограничивает права граждан других стран, а это базовые права человека, закрепленные в международных конвенциях», — сказал министр.

По его оценке, с точки зрения настроений в целом в грузинском обществе, не стоит делать какие-то выводы и говорить, что они сегодня готовы принять независимость Абхазии или наоборот категорически не готовы.

«Я исхожу из того, что во всем должен быть прагматичный, рациональный подход. Если сегодня в самой Грузии найдутся политики, которые подойдут к этому вопросу с „холодной головой“, без популистской риторики, я думаю, что этот период может наступить. Время идет вперед, мы стремимся быть членами международного сообщества. Что такое быть членом международного сообщества? Это помимо определенных привилегий, еще и обязательства. Мы все должны быть к этому готовы. Мы не должны забывать, что до 2008 года ни одна страна не признавала независимость Абхазии. Когда в 2008 году Абхазию признала Российская Федерация и далее последовали еще ряд признаний, мы начали активно готовиться к тому, чтобы стать полноценным участником международных отношений. Мы смогли выстроить отношения с нашими партнерами в соответствии со всеми нормами международного права, и, я уверен, получив широкое международное признание, мы также органично вольемся в большую семью Организации Объединенных Наций», — заявил Кове.

Недавно и. о. главы Галского района Темур Надарая на пресс-конференции говорил о правах граждан на передвижение, что сегодня это невозможно по абхазским паспортам. Он привел в пример Тайвань, который также не признан мировым сообществом, но тем не менее, жители которого могут передвигаться по миру со своим национальным паспортом.

Отвечая на вопрос о том, можно ли решить этот вопрос, несмотря на протесты Грузии, Даур Кове сказал, что «естественно, эта работа ведется».

«Женевские дискуссии длятся 10 лет, и вопрос возможности передвижения наших граждан стоял всегда. Его озвучивали как представители властей, так и представители гражданского общества. Ни для кого не секрет, что на протяжении всех 25 лет у нас идут два параллельных процесса — это политический и процесс, в котором участвуют представители гражданского общества. И на той, и на другой площадке этот вопрос является одним из ключевых. Ведь право на передвижение — это одно из основополагающих прав любого человека. Мы задаем вопрос, почему сегодня, используя абхазский паспорт, гражданин Абхазии не может передвигаться по миру. Мы же не говорим о том, что та страна, которая даст возможность въехать на ее территорию, используя абхазский паспорт, автоматически признает суверенитет и независимость Республики Абхазия. Мы подходим к этому вопросу с гуманитарной точки зрения. Но, к большому сожалению, в этом вопросе мы сегодня сталкиваемся с откровенной политизацией», — отметил глава внешнеполитического ведомства.

На Женевских дискуссиях постоянно ставится вопрос о том, что у определенной категории людей, проживающих в Галском районе, есть сложности с пересечением государственной границы по реке Ингур. Абхазская сторона всегда ставит вопрос по-другому: нельзя, рассматривая Абхазию, делить ее на какие-то две части, говорить о том, что есть люди, проживающие в Галском районе и заниматься исключительно их проблемами, и при этом не видеть остального, подчеркнул Кове.

«25 лет прошло, но у нас не работает аэропорт, потому что есть санкции со стороны Грузии и стран ее поддерживающих. У нас не работает морской порт в части осуществления международных перевозок. Мы приводим в пример тот же самый Северный Кипр, который признала только одна страна. Но ничто не мешает сегодня авиакомпании Turkish Airlines выполнять полеты, как на Северный Кипр, так и осуществлять регулярные рейсы по всему миру, и никто никаких санкций не налагает. Так почему же, когда возникает вопрос об осуществлении полетов российской авиакомпанией в Абхазию, сразу говорят о том, что эту авиакомпанию лишат лицензии на право осуществления международных перевозок? Эти вопросы ставятся…» — сказал глава МИД Абхазии.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх